09 Психология спорта

Кататься нельзя расстаться

Спорт давно перестал быть только физическим испытанием человеческих резервов, нагрузки на психику спортсмена сейчас настолько высоки, что для тех кто знает эту кухню изнутри, тезис о том, что спорт - это только физические нагрузки весьма спорный. Фигурное катание по многим причинам один из самых стрессогенных видов спорта. Тут и раннее начало спортивной деятельности, и субъективность оценки, высокая травматичность и техническая сложность. Это те трудности, которые объединяют всех представителей фигурного катания. Но есть еще препятствия свойственные только парным видам - это совместная работа с партнером, трудности взаимопонимания.
В парном катании и спортивных танцах «боевой единицей» считается пара. Пара - это команда, члены которой преследуют одну цель, и в которой не может быть и речи о подчинении одного партнера другому, а только взаимный интерес и готовность понять друг друга. Прочные отношения в паре являются очень важным фактором для успешной карьеры. Пара, в которой есть взаимопонимание, взаимоподдержка, отличается от пары, отношения которой наполнены конфликтами. Когда партнеры хорошо понимают друг друга, настроены на поиски компромиссов, у них есть возможность дольше кататься вместе, они выглядят «скатаннее» своих соперников, а это то, что иногда позволяет сделать некоторые недочеты катания менее заметными. Они выглядят Парой. Сразу хочу оговориться, что говоря о взаимопонимании и поддержке, я не имею в виду романтические, а только эффективные рабочие отношения.

Однако, фигуристы, взаимоотношения которых наполнены отрицательными эмоциями, тоже заметны, но скорее со знаком минус: про такую пару можно услышать, что «они катаются, как два одиночника», они чаще травмируются, их движения скованные, а мимика неестественна. Иногда создается впечатление, что соревнуются они не только с соперниками, но и сами с собой: кто лучше катается, кто сделает меньше ошибок и кто виноват в конечном неудовлетворительном результате. На деле же катание двух одиночников, держащихся за руку и доказывающих «кто самый-самый», не интересно ни зрителям, ни судьям. Так как же этого избежать?

Основные причины неэффективного поведения партнеров

Как правило, в пару фигурист встают в возрасте 11-13 лет. Этот период крайне важен для формирования личности - именно сейчас мальчики и девочки начинают налаживать социальные связи, получают первый опыт парного взаимодействия, вырабатывают для себя определенные способы поведения, которые потом понесут дальше. То, как они сейчас научатся понимать, что им надо от партнера, предъявлять свои потребности, искать компромиссы и вообще работать на общую цель, впоследствии может ощутимо влиять на их будущие отношения с противоположным полом.

Их сверстникам, не связанным тесно с парным взаимодействием намного проще. Они, встречаясь в школе или в компаниях, получают этот опыт меньшими порциями, которые легче переварить, тем более, что компанию для общения они находят себе сами. Подростки могут ссориться и не разговаривать друг с другом, потом, через несколько дней, помириться и снова встречаться. Увы, фигуристы-парники не имеют возможности, как сверстники, так легко входить в отношения и с той же легкостью выходить из них. Часто партнерство в фигурном катании бывает навязанным. Спортсмены могут вообще не испытывать симпатии друг к другу и при этом должны работать вместе, да еще и романтическую историю на льду рассказывать, если этого требует программа.

Каждый партнер изначально встает в пару со своими ожиданиями. По мере знакомства подростки узнают друг друга все лучше и от этого им комфортно и удобно вместе работать. Но вблизи лучше становятся видны не только сходства, но и различия. И тут оказывается, что ожидания не сбылись, партнерам вдвоем уже не так комфортно, они не во всем и не всегда совпадают. И что делают два хороших человека, которым только что было так комфортно вместе, и они хотят, чтобы так продолжалось долго? Они решают потерпеть - вдруг само пройдет? Однако, у одного это «потерпеть» может длиться и год, и два, а для другого и неделя - подвиг. И тут начинается время претензий, которые потом перетекают в конфликты. Один срывается, а другой продолжает терпеть.

Как это ни странно, так трезво на первый взгляд звучащая идея о терпении оказывается неэффективной. На самом деле «чаша терпения» не бездонна, рано или поздно она переполняется. И тогда начинается открытый конфликт, что, кстати, продуктивнее, ибо его видно и можно разрешить, при желании обоих партнеров. Гораздо разрушительнее конфликт скрытый, когда терпение самого выносливого уже на исходе, но, по разным причинам, он все равно сдерживается. Вроде бы безопасно для окружающих, но вредно для здоровья. Агрессия, предназначенная для партнера, направляется на себя и, тогда тело перестает быть послушным, «тупеет», уровень энергии снижается, она в основном направляется на то, чтобы удержать в себе злость и обиду. Начинаются травмы, страхи выступления, теряется уверенность в себе, снижается мотивация. Все это может приводить к тяжелым невротическим расстройствам, справиться с которыми будет под силу уже только профессиональному психологу.

Миф об идеальном партнере

«...и сыграли они свадьбу, жили долго и счастливо и умерли в один день». Кто в детстве не читал сказок о том, как добрый молодец, пройдя много препятствий, все-таки женился на прекрасной царевне. Однако, именно на моменте свадьбы сказка и заканчивается, древние сказители не рассказывают нам о том, как складывалась жизнь молодых после праздника. По части веры в мифотворчество современный спорт недалеко ушел. Я в своей практике встречала много представителей парных видов спорта, не только фигурного катания, которые верят в миф о том, что есть на этом свете идеальный(ая) партнер(ша), соответствующий всем требованиям и, если его(ее) найти, то с ним и отношения сложатся «на раз-два» и результаты пойдут быстро вверх. С ним уж точно можно стать чемпионом всего чего только можно. Близка к этому тоже хорошо известная идея об идеальном тренере, в поиске которого бесславно закончилась карьера многих перспективных спортсменов.

Идея про идеал чудесная, но мало имеющая отношения к реальности, а, кроме того, несущая под собой большую опасность - в случае конфликтов или кризисов в паре, легко возникает мысль о том, что это просто не тот партнер, который нужен. Вместо того чтобы попытаться понять друг друга, прояснить сложившийся конфликт, партнеры бросаются на поиски партнера мечты. Кандидат вскоре находится, но ним возникают трудности, уже другие, поскольку они рано или поздно случаются во всех парах. Такая карусель со сменой партнеров может длиться очень долго, и в худшем случает карьера «ищущего идеал» банально заканчивается.

Лучший исход веры в этот миф, когда, сменив нескольких партнеров, спортсмен начинает догадываться, что дело не только в другом человеке. Вот тогда и возникают разумные вопросы «а может дело во мне», «как вести себя в отношениях, чтоб было гладко и продуктивно», «с кем мне подходит кататься, а с кем не очень», «что я могу делать для того, чтоб отношения перестали походить на военные действия». Важно помнить, что с любым партнером(шей) можно выстроить отношения, но при условии, что этого хотят оба!

Круговорот ответственности в паре

Много раз в своей спортивной практике мне приходилось наблюдать такую картину: стоит партнерша у бортика, опустив голову, над ней возвышается партнер и что-то ей выговаривает, хорошо если тихо, а то ведь порой так, что монолог слышен на весь каток. Потом партнерша начинает плакать, а партнер отъезжает в сторону.

Я помню свои эмоции, когда в бытность свою фигуристкой-парницей, я впервые попала на международные соревнования, и обнаружила, что, оказывается, не все партнеры ссорятся! Для меня это было удивительно и одновременно вызывало непонимание - почему же у нас в России все иначе? У них, представителей других стран, конечно, бывают недопонимания, но они их решают в рабочем порядке, не переходя на личности, не оскорбляя друг друга, не ища виноватых. Сейчас, когда я размышляю об этом с позиции спортивного психолога, мне становится все понятнее, чем тогда.

Как известно, наше общество основано на патриархальных взглядах на жизнь, а это, в свою очередь, означает, что доминирующая роль в семейной хозяйственной и общественной жизни принадлежит мужчине. Но эта роль досталась им не просто так, а за счет повышенных обязанностей и ответственности. Какое это отношение имеет к теме о взаимоотношениях в спортивных парах? Самое прямое.

Когда мальчик и девочка, юноша и девушка (возраст здесь не играет особой роли) встают в пару, партнер, априори «назначается» ответственным, например, за результат их совместной работы. Причем, он не просто негласно назначается тренером, партнершей или родителями - это как раз может даже и не упоминаться вслух. Молодой человек просто по умолчанию берет на себя эту ответственность. Как я однажды от одного из клиентов услышала: «Просто потому, что я мужчина!». Казалось бы, как здорово: партнерше остается кататься, да радоваться. Но на деле все не так просто, как кажется.

Взяв на себя ответственность, партнер, а он, не будем забывать, еще только подросток, вынужден контролировать того, с кем он этого результата добивается, т.е. партнершу. Но партнерша не табуретка, которую куда поставишь, как повернешь, так и будет стоять, у нее есть свои представления об этом, свое видение процесса, свои чувства, которые могут не совпадать с мнением партнера. И получается, что контролю-то она поддается слабо или не поддается вообще. Партнер пытается что-то «подкрутить в этом механизме»: подтренировать, повозмущаться, но выходит еще хуже.

И тогда юный мужчина испытает бессилие, что совершенно естественно в этой ситуации, так как реально он не может влиять на другого человека, не может его переделать. Но ведь в его картине мира, он все также в ответе за совместный результат, а из-за партнерши возникают одни проблемы. Но его мужская роль бессилия не подразумевает. Не выдерживая пребывания в таком состоянии, он срывается. На того, кто является причиной его дискомфорта и переживаний, на партнершу. Он, как будто переваливает на нее эту непосильную для него ношу.

А девочке-то тоже тяжело нести ответственность за весь результат одной, и закономерно она в ответ ему возражает: «А что, это я во всем виновата? На себя посмотри!». При другом варианте развития событий партнерша эту ответственность принимает, и история повторяется в зеркальном отображении, за исключением того, что там, где юношам свойственно бить, кричать, открыто проявлять агрессию, девочки «закатывают истерики» и плачут. Так партнеры могут перекладывать ответственность друг на друга до тех пор, пока не поймут, что на самом деле они ответственны за процесс и результат в равных долях, т.е. 50 на 50.

Пара и тренер. Рабочий треугольник

Рассматривая причины конфликтов в паре, возникает закономерный вопрос: а где же в это время находится тренер? У тренера есть две стратегии: отстраниться и игнорировать само наличие конфликта у спортсменов или же, наоборот, начать разбираться, ища правых и виноватых. На самом деле, обе эти позиции мало эффективны. Когда тренер устраняется, то спортсмены остаются в своем конфликте одни, как будто сиротами, в силу юного возраста у них нет опыта в разрешении конфликтных ситуаций. Но, так как сами фигуристы активно пытаются найти виноватого, то у тренера практически нет шансов не втянуться в этот поиск, и остаться объективным. А беспристрастность третьего лица является обязательным условием эффективного разрешения конфликта.

Почему тренеру трудно не вовлечься в конфликт? Дело в том, что у каждого взрослого имеется порядочный багаж опыта, причем не всегда позитивного. И, как правило, человек реагирует именно исходя из своего понимания ситуации, который как раз и основан на личном опыте, на проживании сложных травматичных ситуаций. У каждого тренера был свой тренер, а у большинства тренеров парных видов были и партнеры. Как прошлый травматичный опыт может проявляться у тренера? Приведу пример, когда спортсмен, будучи ребенком, переживает ситуацию сильного унижения от тренера или родителей, повторяющегося многократно, что в спорте не редкость, он переживает отчаянное бессилие что-то изменить или исправить, потому что не в состоянии прямо в эту минуту начать соответствовать требованиям и ожиданиям.

Эта точка бессилия в результате оказывается местом, куда невыносимо попадать. Дальнейшее поведение может строиться на том, чтоб с этим бессилием больше не сталкиваться. Но способ ребенку известен один — встать на место обидчика, т.е. сильного. И в ситуации, когда тренер видит плачущего спортсмена, бьющегося об лед или, когда тренеру самому долго не удается объяснить, добиться результата от подопечного уже длительное время, он попадает в ту самую точку бессилия и, чтобы избежать этого чувства, переключается на роль строгого и беспощадного наставника. Происходит этот процесс незаметно для самого взрослого. Как мне говорил один тренер: «Я не понимаю, что со мной происходит, вроде идет рабочий процесс, потом он начинает на нее нападать, она плакать, и вот я уже ору, хотя сам понимаю, что это совсем не помогает». Отсюда, в разборе конфликтных ситуаций всегда есть соблазн принять одну из сторон партнера или партнерши.

К тому же, в треугольнике партнер-партнерша и тренер происходит тот же круговорот ответственности, что и внутри пары. Тренеру обычно свойственно внутри себя принимать ответственность за то, что происходит с парой. Когда пара или один из спортсменов не выполняет поставленных задач, наставник опять встречается с бессилием, и снова происходит то, о чем говорилось выше. Помочь разобраться в этом замкнутом круге может профессионал - неспроста обязательным условием для психологов, работающих с парами, является прохождение личной психотерапии: именно для того, чтоб прошлый опыт отношений не резонировал в той ситуации, где он выступает в качестве медиатора.

Спортсмены и родители. Рабочий многогранник.

Когда у ребенка трудности, родителям трудно оставаться безучастными, и, безусловно, их помощь просто необходима. Однако, когда речь заходит о взаимоотношениях в паре, есть ловушка, в которую взрослые часто попадают. Как правило, родители передают ребенку свой взгляд на проблему и свой способ реагировать. При этом, выпуская из виду, что тот способ, который помогает им решать свои трудности, может не помочь их ребенку. Причин для этого много.

Во-первых, родитель видит ситуацию только с одной стороны, со слов дочери или сына. Он не может быть беспристрастным по определению, так как речь идет о его ребенке.

Во-вторых, в силу разницы в возрасте и статусе, у взрослого и ребенка разное мировоззрение, разное видение проблемы. И главное, способы, которыми взрослые могут решать проблемы, часто не применимы к детям. Например, тринадцатилетняя девочка будет странно выглядеть, если попробует решить конфликт с помощью кокетства, а мальчик, ставящий ультиматум, тоже вряд ли будет понят партнершей.

Родители могут неосознанно транслировать ребенку свои взгляды и установки на жизнь, сформировавшиеся под влиянием определенных жизненных обстоятельств, и это напрямую может отражаться на отношениях спортсмена в паре, причем не лучшим образом. Например, мама, приехавшая из другого города, оставив там мужа и дочь, для того, чтоб сын мог продолжать заниматься танцами в Москве, объясняет ему, что ради достижения цели все средства хороши. В результате в случае конфликта в паре сын не пренебрегает избить партнершу, так как «это же во благо, все для достижения цели», и его мама попустительствует такому способу обращения с девочкой.

Одновременно у мамы партнерши этого мальчика другой подход: ради достижения цели надо все терпеть. В результате, когда партнер девочку бьет, девочка хоть и остро переживает унижение, но считает, что можно потерпеть, ведь это все ради цели.

Или же, другой пример, когда кто-то из родителей постоянно говорит своему ребенку, что его партнер(ша) его не достойны, - «вот если ты катался бы с Ильей/Катей, тогда бы вам равных не было». В итоге у спортсмена напрочь пропадает мотивация кататься с тем партнером, с которым он стоит в паре в настоящий момент, и, как следствие, нет желания налаживать или поддерживать рабочие отношения. Зачем, ведь есть же Илья/Катя, с которым(ой), по словам мамы или папы, все обязательно сложится.

В идеале помощь мамы или папы могла бы быть в том, чтоб поддержать своего ребенка, когда ему трудно, помочь увидеть объективную картину происшествия, расширить ее контекст, очертить ответственность всех участников.

Рекомендации. Профилактика лучше лечения

В отношениях как в болезни - легче предотвратить, чем лечить. Что делать, чтобы отношения в паре спортсменов как можно реже омрачались конфликтами? Самое главное правило - разграничивать зоны ответственности. Это означает, что за результат отвечает не только один из партнеров, и не только тренер. Ответственность за результат делится между всеми участниками процесса в равных долях. Следует проговаривать, например, что тренер отвечает за техническую подготовку, за то, чтоб вовремя быть на тренировке, за составление плана тренировок и соревнований. Тренер не должен заниматься воспитанием подростков.

Родители отвечают за выбор тренера для ребенка, обеспечение режима отдыха и восстановления спортсмена, за материальное обеспечение, если это требуется, за моральную поддержку ребенка, разговоры о том, что «этот партнер/ша тебе не подходят», к моральной поддержке отношения не имеют.

Спортсмены отвечают каждый за свое состояние, как физическое, так и эмоциональное, за то, как он обращается с партнером, как он слушает и берет в работу рекомендации тренера. Также они отвечают за то, тратить им время тренировки на выяснение отношений или использовать это время для совершенствования своего мастерства. Также полезно для спортсменов разграничить зоны, где каждый отвечает за себя, а где их совместная ответственность. Например, отношения в паре - совместная ответственность. Важно только, чтоб эти «куски» ответственности были равными.

У каждого человека есть свои внутренние правила, но почему-то не принято про них говорить. Мы выбираем надеяться, что человек, который рядом о них сам догадается. Я имею в виду, что каждый человек знает лучше других, как с ним обращаться. Например, девочка после того, как на нее накричат, перестает понимать, что от нее хотят, и ей требуется некоторое время, чтобы придти в себя. Отсюда следует вывод: либо на нее не кричать, либо после ссоры дать ей время справиться с эмоциями, либо ей надо сказать после этого какие-нибудь слова поддержки, и она придет в себя намного быстрее. У каждого наберется целый список таких правил, и их полезно обсуждать вслух, так как это может сделать вашу совместную работу более эффективной.

Если спортсмены начали конфликтовать, тренеру стоит, взывая к их ответственности, интересоваться, что им сейчас важнее: кататься или выяснять отношения, зачем они это делают? Если желание кататься сильнее, то следует начинать искать компромиссы. Причем уступать должен не один из партнеров, а оба в равных долях и желательно, чтобы каждый знал чем, в свою очередь, жертвует его партнер.

Не теряйте время на переделывание партнера. Его нельзя изменить. Можно сломать, запугать, заставить врать и притворяться, но это лишь негативным образом скажется на совместной работе. Что вы хотите от партнера? Будет ли прок от того, что негатив сольется на, того, кто работает рядом с вами? Разве от того, что вы будете доказывать ему, что он все делает не так, будет польза? Нельзя рассчитывать на получение любви и принятия в ответ на негатив.

Залогом комфортных рабочих отношений служит честность, ясность и уважение по отношению ко всем членам вашей команды. Эти правила помогут вам сделать отношения в вашей команде более здоровыми и продуктивными. Но, в случае, если конфликт перешел в открытые боевые действия, лучше прибегнуть к помощи специалистов.

Статья для журнала «Московский фигурист»