03 Работа с аддиктивными клиентами

«Убью себя красиво! Счастье умереть молодым...»

«Да как-же! Не дождетесь!» - возразят мне стритрейсеры, «Наши машины стоят дороже твоей жизни!»
Пишу для любителей экстрима: квестов, кошмаров, триллеров, стритрейсеров, прыгунов, парашютистов.
Что же вам не сидится за компьютером?!

Пробую проанализировать потребность играть со смертью глазами психоналитика.
Не хотят же они умирать! Кто-то стремится рискнуть, испугаться и стать героем!
Но, гибель экстремалов - дело привычное! Если взять общую статистику молодых смертей, то наркоманы, алкоголики и экстрималы имеют, примерно, одинаковые показатели.
Как обнаружить у себя норму между адреналиновым кайфом и саморазрушением?

Экстремальные развлечения могут вырастить из «хлюпика» героя, научить выживать и держать удар. А чье-то стремление прыгнуть без страховки, нырнуть, сплавиться по горной реке есть свидетельство глубокой депрессии.

Первопроходцами в экстремальных видах спорта были альпинисты, горноспасатели, строители-высотники. Сегодня фрирайдеры спрыгивают с вертолета на скалы, скайсерферы выполняют кульбиты на доске во время совбодного падения. Экипировка стоит очень дорого. И почему не падать бесплатно?!

В моей практике, в комиссию по делам несовершеннолетних регулярно поступает тревожная информация про зацеперов. Никаких затрат! Только электричка!
Ребята-паркурщики (преодолевают препятствия в городе) - любимые пациенты травматологов.

Исторически, человек всегда воевал. С природой, чтобы выжить. С животным миром, чтобы накормиться. С оккупантами, чтобы отстоять свой дом. Риски, агрессия свойственны всему животному миру. Это мобилизует, научает справляться со страхом.
Но, сегодня, в веке избытка, человек утратил нужду охотиться, догонять. А инстинкт остался. В балансировании между жизнью и смертью подросток или незрелая личность, получает психологическое и химическое удовольствие. К сожалению, искусственное страдания - не что иное, как мазохизм, аутоагрессия.
Зачем же человек покупает дорогую экипировку, чтобы рискнуть и… погибнуть?! Конечно же НЕТ! У спортсмена-запредельщика своя иллюзия: он видит скандирование восторженной публики, во время героического приземления после его аварии с нераскрывшимся парашютом.

Но, у экстремала работает и противоположная картинка. Как вокруг его молодого тела в гробу скорбят и каются его обидчики. Если человек не может отреагировать свои обиды, саморазрушающий образ жизни компенсирует его душевную боль. Поэтому, марыбагдасаряны и прочие стритрейсеры нуждаются не в судилище, а в любви и признании близких. Рискованное поведение лечит застарелую депрессию. Опыт обесценивания, уничижения толкают слабого меланхолика «проверять» жизнь, провоцировать обстоятельства. Чтобы быть живым, чтобы спасть или спасаться. И чувствовать себя героем или королем.

Выходит, человек бессознательно готов себя убить. Готовность умереть мы называем латентным суицидом. Хронические суицидники это люди, которые пускают свою жизнь под откос. Самое социально одобряемое поведение самоубийцы - это трудоголики. Семья с деньгами, на работе уважение и с досугом не надо хлопотать. Сюда же, пациенты, избегающие медицинского вмешательства. В этом списке алкоголики, наркоманы, обжоры. Однако депрессия, усиленная шоковыми переживаниями, не проходит, а только усугубляется! Вспомните, средневековые пытки в психиатрии, после которых пациенты умирали от ужаса.

«Модно помирать молодым»

Подростки-бунтари не находят ничего истеричнее, чем отомстить родителям и друзьям романтикой собственной смерти. Обычный детский протест против рационального жесткого мира.

Кто может оказаться в группе риска?

Личность импульсивная, неуравновешенная. Настроения неровные. Перепады от апатии до эйфории. В натуре азартность, желание рисковать, терять, страдать и бояться. Агрессия к себе и к другим. Необязательно это в драке проявляется или в сексе. Классика агрессии - это излишняя трата денег, быстрая езда. Самоагрессия проявляется во внеочередном маникюре, радикальной смене образов, фетишизме, татуировках, пирсингах, пластических операциях без выраженных уродств. И наследственность тоже напоминает об осторожности. Потому что ребенок, в семье которого был суицид или попытка собственного уничтожения, видит снисходительное или сострадательное отношение к самоубийце, либо, что тоже крайность - род отвергает самоубийцу, изгоняет его из истории семьи. И тогда, бессознательно, экстремал замещает изгоя собственной судьбой.

Где же норма смертельного риска?

Спросите спортсемена-экстремальщика: «Какая цель его полетов с парашютом? Какова цена риска? Какой мозговой процесс стартует после очередного удара башкой об землю?!»
Если ответ будет про тренировку силы воли, преодоление себя или, проще, построение спортивной карьеры. Тогда поздравьте его с интересной судьбой, связанной со смертельным риском, не более, чем летающий кирпич с крыши дома.

Чаще в моей практике я слышу захватывающие рассказы про доказательства своих чувств девушке, юноше, про спорные пари и т.д.
Словом, демонстративно-истерическое поведение по-принципу: «Отомщу маме. Отморожу уши!»

Если человек привык жить в постоянном отвержении, стрессе, то очередная встряска «дистресс» приносит временную разрядку.
Вот и вся схема! Если понимать причины нежелания жить, то можно сублимировать потребность в адреналине в более безопасные развлечения.