06 Семейно-системная, групповая, парная терапия

Невыносимая жестокость. Маньяки в женском образе

Не сделаю открытий в теме «насильник-жертва». Все проанализировано. О, сколько од писано про тяжкую женскую долюшку. Женщина-берегиня, хранительница очага. Нежная, источает любовь и принятие.

Мой крик души про маньяков в женском облике - садисток и насильниц. Экземпляр редкий, и тем уникальный и заслуживающий интереса специалистов и внимательности мужчин.
«Ты без меня ничего не добился бы, я же тебя вытащила, человеком сделала… или «Помолчи, что ты умного можешь сказать?!» Если не откликается, мои поздравления. Если похоже на Вашу жизнь - читайте дальше. В таких монологах «заботливой» жены мужчина и не подозревает, что является жертвой вербального насилия жены.

Список форм насильственного поведения возглавляет насильственный гнев, который начинается с необоснованных обвинений: «Денег мало принес, детей плохо воспитал»… (неродные тоже для манипуляций сгодятся).
Далее следуют осуждение и критика, еще более обескураживающие жертву. Вербальное насилие напрямую связано с доминированием, контролем и угнетением жертвы. Муж - жертва постепенно теряет право на жизнь без угроз и страха. Целью вербального насильника является разрушение личности партнера и ведет его к утрате самоценнности. Угнетенная страхом жертва предоставляет насильнику-жене право полностью распоряжаться своей жизнью. Это его способ выживания, а может инфантилизм, после естественного вскармливания. Внутренняя целостность или интеграция, или self – это состояние человека, который находится в гармонии с собой и своим окружением. Когда человек самоценен, существуют соответствие между его мыслями, словами, целями и действиями. У жертвы нарушается баланс между его внутренним миром (восприятием, опытом, чувствами) и внешним восприятием: тем, что он слышит и видит. В этом раздрае жертва теряет согласие со своими потребностями и целями. Мужчина приспосабливается к трудностям, созданным женой - насильницей. «Я же мужчина, я сильный, я справлюсь!» И начинает действовать против себя.
Обвинения, унижения со стороны жены приводят мужа к ощущению беспомощности:
«Не бить же жену в ответ? Если враг нападет - дам ответ, а тут жена из добрых побуждений! Она слабее. Может я недостаточно ее люблю? Сделаю ей подарок…» Вот оно заблуждение! С чего жене прекратить доминировать, если именно этот метод так хорошо работает и позволяет жене-тирану всего добиваться?!

Приметы насильника

01 Контролирующее поведение:
  • Временной контроль: является без приглашения, где ее не ждали, даже на работу и совещание мужа.
  • Пространственный контроль: заполняет своим присутствием или проблемами личное пространство супруга.
  • Контролирует социальные связи супруга, ограничивает контакты с «неблагонадежными» друзьями и даже партнерами.
  • Ущемляет интеллектуальное пространство, унижая в дискуссиях и спорах, перебивает в беседах и обесценивает точку зрения супруга.
  • Нарушает отдых и права на него.
  • Вскрывает переписку, читает смс, угрожает всем(!), принуждает к сексу.
02 Контроль материальных ресурсов: Крадет и скрывает деньги из бюджета.
03 Невербальный контроль: Обижается, плачет, бойкотирует диалог и прояснения, хлопает дверью, «уходит в себя»
04 Контроль статуса: Принижает статус мужа, называет некомпетентным: «Кто Я, а кто ты».

Убеждена твердо, что знает лучше мужа, как ему стать счастливым. Игнорируя, тем самым, ценность его личного опыта. Проблема в том, что оба партнера не могут и не хотят выходить в конфликт. Там же случится разрешение оного. А насильнику нужен контроль!
Насильник убеждает жертву, что она излишне чувствительна. Что драконовские меры ради любви и его же блага. Если жертва каждый раз тешит себя верой заслужить таки у насильника расположение, то он попадает в ловушку.

Чтобы исцелиться от моральной и эмоциональной инвалидизации, от насильника нужно физически освободиться. Не стоит бороться за свои личные границы - другого человека не исправить. Ведь основной мотив насильника - это контроль и подчинение себе. А главное энергетическое топливо - унижение другого. Самооценка насильника занижена настолько, что поддержать ее, хотя бы временно в собственных глазах, он может не за счет собственных достижений, а методом принижения достижений других.



Тогда мужчина-жертва совершает свой первый мужской и самостоятельный рывок по освобождению от шантажистки. К нему возвращаются ясность мыслей, чувство собственного достоинства, восторг жизни, ощущение внутренней целостности.
Это не собирательный образ из терапевтической практики, и не Карл Маркс и Фридрих Энгельс – всё это легко может уживаться в одной, не бросающейся в глаза, женщине-монстре из толпы…