fbpx

04 Работа с острым горем

Previous Next

Смерть ребенка - твоя смерть!

Самое страшное горе, которого и врагу желать не смей!
Когда то я училась у В. Сидоровой в институте практической психологии и психоанализа на терапии горя по технике Кюблер Росс. Этот теоретический и практический опыт обогатил меня мастерством поддержки горюющих родителей. В лихие 90-е люди теряли многое: жизни, имущество, детей и, главное, будущее.

Однажды мы спросили учителя: «Что же может сказать или сделать психотерапевт с убитым горем отцом, чтобы вернуть ему желание жить без собственного ребенка?! Нет же таких слов, чтобы успокоить безутешного родителя!» Профессор цинично заявила нам, что после выпуска мы убедимся, что терапия горя самое несложное, что есть в нашем ремесле, поскольку горе имеет начало и финал.

Главная задача психолога, сопроводить пациента в этапах и не допустить застревания. Привела примеры из жизни, как родители погибших детей живут и не умирают. Услышав столь протокольные комментарии, мы - молодые мамаши, слиятельные зеленые психологи, вскипели к великому психологу - преподавателю материнской ненавистью, охваченные страхами и хотели ее прибить.
Сегодня моя практика, полученная в учебе, помогает многим людям переживать и выживать в потерях ребенка, обретать иные смыслы. Памятуя имя ребенка, его любимые привычки со светлой грустью и благодарностью за некогда случившееся счастье встречи и близости. Это мы - помогающие специалисты говорим так эмпатически профессионально до той поры, пока эта «баба с косой» не мелькнет в нашей частной жизни…
Пишу эти строки, а сама стучу по-дереву, плюю через левое плечо, исполняю все знакомые обряды от сглаза, в которые… не верю!

Сразу поделюсь советами с близким горюющего. Потому что, безутешная мать эту статью читать категорически не станет.
Позволяйте родителю реветь, истерить, причитать, вспоминать и бормотать столько времени, сколько ему нужно! Ужасно, когда на похоронах люди из добрых намерений успокаивают маму словами: «Его не вернуть, подумай о других детях. Ты им нужней теперь!»
Идеально сопроводить, убитого смертью ребенка, родителя к профессионалу. Иначе риск болезни и сумасшествия резко возрастает.
Самое страшное, чему я учу своих пацентов-родителей - это отделение от судьбы собственного ребенка. Слияние с ребенком это тот инстинкт, который живет и болит во мне круглосуточно! Даже, когда мои девочки в объятиях надежных и брутальных мужей, я думаю, не сильно ли крепко он ее придушил?!
Заповедь родителя «Отпусти ребенка в его право на жизнь и в его право на смерть!»
С этим, правда, становится легче. Родители - не боги. И не всегда решают судьбу ребенка.
Любите, заботьтесь, наслаждайтесь счастьем быть и дружить с ребенком! И помните, что этот кайф не навсегда!
Вы же все сделали, чтобы ОН ушел в свое светлое будущее. А теперь наше родительское дело снова объединиться в пару и помнить и ждать!

Я хочу поделиться своим восторгом и светлой грустью о том, как «правильно» горюют родители. Цинично я сказала!, но эта семья не просто выжила в потере сына, а смогла сплотиться, не сломить судьбу другого сыночка по-принципу: «Теперь ты будешь жить за своего брата». Не озлобились, не разошлись, что весьма характерно для пар с потерей.
Они сделали главную родительскую службу: создали вечную память сыну. Чтобы его имя и талант звучали и светили в домах, учили добрых детей добру и жили в душах всех родителей земли, переживших своих детей. Им дано судьбой это испытание, значит они сильнее и выносливей простых смертных. Они пришли в этот мир, чтобы сказать, что любовь это не срок, это вечность, которая живет в душе, а не в тленном теле!
Максим Магидсон - навсегда юная звезда художественной иллюстрации. Он родился принцем. И создавал образы принцесс. Он знал, какими принцессы должны быть! Кажется, что рыбы и птицы на его акварелях тоже были девочками не меньше, чем принцессы!
Художественное самовыражение для психолога это знак богатейшего интеллектуального дара. Остается только фантазировать, чтобы успел натворить Максим для искусства и литературы. Но, за короткий земной полет Максим успел натворить собственный музей памяти и благодарности детей-сказколюбов.
Когда я знакомилась с творчеством Максима Магидсона я восхищалась, плакала, проклинала нелепость его гибели, работников ЖЭКа, сосульки. А сердце мое наполнялось лучистым слогом его любящей матери, которая написала о нем так глубоко, будто он и не погиб, а снова вернулся в ее тело и поселился там уже навсегда. И теперь им обоим, папе и маме спокойно.

Мальчика больше никогда и никто! не заберет от родителей!
Пусть эта книга Жизни поселится в каждом доме и учит нас создавать собственную сказку с родными принцем и принцессой, ценить жизнь здесь и теперь!