Кто виноват. И что делать? Поиск виновного.

Кто виноват. И что делать? Поиск виновного.
Я во всем виню себя. Вы во всем виноваты.
Глазами психолога - разницы для страдающей психики нет.
Известно, что чувство вины к себе или поиск виноватого облегчает существование ненадолго и загоняет человека в новый виток страданий под названием феномен пограничного состояния.
Чувство личной вины или обвинение другого разрушает настолько, что психосоматические синдромы приводят организм к смертельным разрушениям! И я, снова и снова, говорю с вами про это тягостное переживание.

Так кто же виноват? И что делать?

Умение себя разрушить живет глубоко в семейном сценарии. Когда семья неспособна «переваривать» жизненные трудности, нет поддержки стариков и детей, разделения обязанностей, наступает коллапс в головах под названием «личностная пустота».

Семья - «Семь Я» обязана изыскивать ресурсы для обеспечения малышу безопасности, сопровождению по жизни студента, поддержки взрослого в карьере, помощи старику. Все вместе! Все вскладчину. Иначе, это деструктивное сообщество не стоит называть семьей.
Если вы не могли расчитывать на помощь семьи в трудностях, вас критиковали чаще, чем спешили спасать и выручать, вы не могли расчитывать на внутрисемейные ресурсы, значит во взрослой жизни вы, либо взваливаете все на себя, либо, обвиняете папу, маму, Президента, социальный строй и т.д.
Отсутствие опоры в детстве приводит к пустотам в личности взрослого человека. И я расскажу вам о клинической картине травмы обвинения и самопомощи в этой опасной травме.

Пациенты с пограничным расстройством личности -пустотой внутри, недоверием к миру и себе, всегда имеют родительскую семью, с виду благополучную, где каждый сливается с другим, ждет и требует решений личных проблем. Например, алкоголик всегда обвиняет безвольную мать, сволочную жену в своих запоях.
Отец ребенка винит жену в дурном воспитании сына, обвиняет генетику жены.
Кто угодно виноват, только не я! «Я вам говорил!»

Такая семейная конструкция похожа на корабль в рифах, получивший пробоину, давший течь. Кораблекрушение, в котором все должны сработать как слаженная команда, либо дружно принять гибель.

Каждый деструктивный член семьи - это корабельная брешь.
Каждый обвиняет другого. «Вот, твой отец не заплатил тебе алименты. Твоя мать не приготовила обед. Ты тупой в своего деда!»
Участники тонущего корабля затыкают дыры собой или другим. Но, не вместе!
Жена алкоголика, мучителя, безответственного, например, спасает мужа, вместо спасения себя.

Лишая половозрелого мужчину права на полноценную, но ответственную судьбу или права на смерть по его решению. И, лишая себя права на иную жизнь.
Рождение новых детей не решает проблему тонущего корабля. А лишь добавляет паники и хаотического стремления корабля в бездну. И это не развод! Что бывает спасением. Это взаимные страдания, в которые втягиваются новые люди-дети.
Усталость, недовольство приводит каждого на корабле искать не выход, а виноватого. Каждое существо ищет спасения и освобождения. Самостоятельность и способность себе помогать, черпая ресурсы от близкого - это идеальная схема.

В «больной» семье все винят друг друга. Поэтому, образы - отец-алкоголик, сбежавший к другой, мать-кукушка, грязнуля, работают безотказно. Есть виноватые. Источник проблем найден. Значит, ничего решать не надо.
И что характерно: мало, кто спешит спасать свой тонущий корабль по-настоящему. Возникает вторичная выгода для каждого. Стоит только алкоголику выйти в ремиссию, жена, будто не находит себе места и переключается с обвинениями на сына-ученика, дочку-подростка.

Когда дети спасаются бегством из дисфункциональной семьи, родительская пара, окончательно, разваливается. Либо, добивают друг друга виной и обесцениванием. Проблемы являются несущей конструкцией деструктивной семье.
Даже сбежавший ребенок носит в своей личности расщепления, ищет виновных и снова находит. В формате ненадежного любовника, дешевой работенки, подруг-предателей.

«Зачем?» - спросите вы. «Сколько можно себя мучить?!»

Сценарий семьи хочет жить и повторяться.
За цикличностью похожих историй с обвинениями стоит тотальный страх одиночества и брошенности.
Страх не бытовой. Он базовый - витальный. Инстинкт выживания зовет страдальца виной, снова и снова, почувствовать себя тонущим на корабле, чтобы… Спастись и окрепнуть. Справиться с расщеплениями.
Часто, вцепившись в другого, мы не спасемся, а топим себя и его. Так разваливаются самые перспективные романы, где женщина перестаралась с заботой, вниманием и контролем. Мужик задохнулся и сбежал. Зато, есть кого обвинять во всех тяжких! Так семейный сценарий сработал. Без психолога невозможно достроить циклы виноватости. Тогда родится выход в целостную партнерскую модель.
В ней не хочется виноватить себя и другого. Тем более, переделывать и воспитывать. Метафорически, затыкать дыру в другом. Потому что, достроить, осознать выгоду деструктивного, виноватого состояния может сам человек. Избавляйтесь от радости вины и стремитесь достроить зрелость в себе. Отвечайте за себя, не расчитывайте на других, но умейте брать помощь. Только имея целостность внутри себя, к вам прибудет целостный партнер. Как только вы достраиваете собственные личностные пустоты, ваша семейная конструкция претерпевает конструктивные изменения. Муж-алкаш станет трезвенником, папа-монстр добряком, злобный подросток другом.

А семейный сценарий проработайте в кабинете психолога. Иначе, проект избавления от выгодной вины растянется на всю жизнь, где все виноваты во всем.